15:13 

Две души

Если полагаться на других - это привилегия молодых, то вести себя круто - обязанность взрослых.(с)
Название: Две души
Автор: Ллисиль
Фэндом: Slayers
Пейринг: Зеллос/Филия
Рейтинг: PG
Статус: закончен
Размер: мини
Саммари: Даже минута мира стоит очень дорого, а мазоку дешево никогда не запросят. Жрице храма Карю-о придется сделать сложный выбор, и от ее слова будет зависеть судьба Золотых Драконов.
От автора: еще один из первых фанфиков.
Дисклеймер: все персонажи принадлежат Кандзаке.
Размещение: разрешаю, но сначала предупредите.

Мазоку стоял на склоне горы и вглядывался вдаль, словно что-то искал. Или кого-то ждал. Ветер нещадно бил прямо в лицо, одежда развевалась, было бы удивительно, как вообще он может держаться в такой буран, если, конечно, не знать заранее, что он монстр. Вдалеке показалась золотая точка, и мазоку облегченно вздохнул. Точка была всего одна. Ему, конечно, все равно, сколько золотых драконов здесь могло бы быть, но, по крайней мере, ему не придется задерживаться. Нет, его приказ был лишь переговорить с драконом, но когда их сразу много, не так просто в чем-то убедить собеседника, пока будут возмущаться остальные. Это осложнило бы переговоры, все пошло бы насмарку, а задерживаться ему сейчас ни к чему.
- Кселлос! – зарычал дракон и в туже минуту принял обличье человека.
- Ты вовремя, Мильгассия. Как всегда, впрочем.
- Странное место, не находишь? К чему такая спешка?
- Это секрет.
- Я так и думал.
Дракон замолчал, ожидая, что скажет Кселлос. Встреча была договорной, но почему же явился всего-навсего Кселлос? «Да, Кселлос очень силен и хитер. Ни один из монстров, за исключением Лордов, не может с ним тягаться. Но почему не пришли они сами?»
- Полагаю, ты знаешь, что мы собираемся просить в обмен на мирный договор?
Мильгассия сухо кивнул. Мазоку неплохо обустроились: они прекрасно знают, что если начнется война… Хотя нет, войны не будет, они успеют истребить всех драконов за пара мгновений. На это способен даже один Кселлос. Лордам и шевелиться не надо будет. А вот у драконов положение плачевное: им нечего противопоставить мазоку. Попросту не успеют. Если мазоку согласятся на мирный договор, это обеспечит несколько сотен лет спокойствия. Договор, конечно, понятие относительное. Просто мазоку не станут истреблять всех специально и не станут развязывать войны, если только драконы первые не влезут. Но и это – уже что-то.
- Согласие всех старейшин уже получено?
- Нет.
- Что же так? – усмехаясь, спросил Кселлос.
- Карю-о, - просто ответил Мильгассия. «Но ты ведь и так знаешь ответ», - мысленно добавил он.
«Карю-о. Нет больше старейшины. Из всех осталась одна Филия. Придется ее убедить. Впрочем, мне до этого и дела нет».


- Нет! Как вы так можете? Почему драконы должны потакать мазоку?! – гневно кричала Филия, стоя перед тремя старейшинами.
- Госпожа Филия, у нас нет другого выбора, - грустно сказал Мильгассия.
Филия стояла перед тремя старейшинами и нервно теребила ниточку на рукаве, пока не оторвала пуговицу. Она не знала, как поступить. Дать согласие? Но ведь старейшины не зря сюда пришли, им нужно согласие всех. Мазоку невыгоден договор, им вообще плевать на все условности. Значит, будет что-то, что скрепит договор.
- А жертва? Какова же жертва?
Старейшины переглянулись. Затянулась неловкая пауза, пока Мильгассия не ответил:
- Один из старейшин.


Зелас внимательно слушала отчет Кселлоса.
«Что ж, он неплохо поработал. Драконы зашевелились. Их наверняка напугало то, что это мы предложили им мирный договор. Бояться, что мы нападем».
- Завтра ты будешь с нами. Можешь быть свободен, за Дольфин и Дайнастом я пошлю других.
Кселлос поклонился и молча покинул зал.


В зале были только драконы и мазоку. Высшие. Кроме, разумеется, Филии. Раз уж она единственная, кто выжил из драконов Карю-о, ей принимать решение. Конечно, остальные старейшины понимали, что неблагоразумно втягивать девчонку, но другого выхода у них не было. Да, они уже обо всем договорились, но старейшины все равно заметно волновались, как бы девушка не выкинула какой-нибудь фортель в такой ответственный момент. Договор им необходим как воздух, иначе беды не избежать. К тому же, она пока еще не дала окончательного ответа, и это крайне смущало остальных. Но силой ответа не добиться, это они тоже понимали.
- Итак, - громко сказала Зелас, - обойдемся без официоза. Мы все знаем, зачем мы тут собрались. Лорды Мазоку, поднять руки тем, кто согласен на сей договор!
Первой подняла сама же Зеллас не раздумывая. Потом Кселлос. Как один из сильнейших, он мог участвовать в голосовании, представляя стороны ушедших Гаава и Фибрицио.
Темноволосая Дольфин обвела взглядом всех присутствующих. Она казалась самой нерешительной и менее воинственной, чем остальные, но это была глубокая ошибка. Дольфин – Лорд Мазоку, и она вела себя подобающе. Мазоку подняла руку.
Дайнаст тоже долго не задумывался. Все уже давно было обсуждено, все шло ровно по плану, и это было выгодно всем Лордам. Он поднял руку.
- Золотые Драконы! Теперь решение за вами! – провозгласила Зеллас.
- Согласен, - прохрипел старец, старейшина Драконов Ветра.
- Да, - сказал старейшина Драконов Земли.
- Я тоже даю согласие, - тихо сказал Мильгассия, однако его голос эхом разнесся по залу.
Все повернулись к Филии. Трое старейшин заметно нервничали. Не удивительно, хоть пара лет, но спокойной жизни теперь зависит всего от девчонки. Филия, не в силах вымолвить ни слова, просто кивнула. Кселлос, стоящий в тени колонн, ухмыльнулся.
- Но… - вдруг подала голос Филия.
Все удивленно к ней повернулись. Даже Кселлос открыл оба глаза и выглянул. Такого поворота он не ожидал. Только не от этой девочки-дракона…
Еще одна неловкая пауза. Филия никак не могла выговорить того, что должна была. Ей было немного жутковато, и в тоже время ей было жаль остальных золотых драконов.
- Я… Я буду служить вам, - тихо сказала она.
Она решилась. Даже если старейшины были не так хороши, ей было жаль всех их. И весь их народ, который мог остаться ни с чем. Она знала, что жертвует очень многим, жертвует и жизнью, и душой. Знала, что никогда не вернется к драконам. Знала, что она навсегда слуга мазоку.
- Госпожа Филия! – это поднялись трое старейшин драконов. – Мы ведь договорились…
- Нет. Господину Мильгассии нужно смотреть за собственным народом. А у меня все равно никого нет. Если того требует жизнь драконов, я выполню условия!
Филия была полна решимости. Если она решилась, она не может оступиться сейчас. Карю-о и так ушли в прошлое. То, что ее считали жрицей, хотя она от этого отказалась, было лишь маленькой условностью. Ее народа больше нет. И у нее больше никого нет. А еще она поняла, почему драконы согласились. Она тоже понимала, что перемирие будет висеть на волоске, но и этого может хватить. Она сможет вырастить Валя. Хватит с него войны. Войны не будет, пока он будет расти. Она все сделает для этого…
- Вы настаиваете на своем решении? – спросила Королева-Зверь. – Старейшины!
- Мы согласны, - ответил Мильгассия. – Госпожа Филия, вы еще можете передумать.
- Нет. Я все решила. Я буду вам служить…
Зеллас кивнула и обернулась к Лордам. Она не сказала ни слова, но драконы поняли, что они общаются мысленно. «Карю-о, единственная из выживших. Делаем, как договорились, мне девчонка ни к чему. Хоть она и показала себя с лучшей стороны », - мысль Дайнаста. «Мне – тем более, мое место обитания не для нее», - это уже Дольфин.

- Девчонка выросла, - пробормотал про себя Кселлос, - даже я не ожидал от нее такого…
- Кселлос!
- Да, госпожа.
- Она в твоей власти. Отныне ты, Филия Уль Копт, будешь с мазоку!


Они шли по лесу, недалеко от замка, Кселлос должен был показать все владения.
«Может, я и поступила опрометчиво. Но у меня не было выбора, - думала Филия. – К тому же, возможно, все не так страшно, и Кселлоса я знаю. Нет, я ошибаюсь. Я совсем его не знаю…»
Филия бросила короткий взгляд на жреца.
- Хитро, Филия. Я не зря тебя уважаю.
- И что ты… - начала было Филия, но тут же поправилась: - И что вы теперь будете насмехаться, Кселлос-сама?
Кселлос-сама. Ей трудно было так его называть, но она теперь полностью в его власти, он может заставить ее сделать все, что угодно. Даже не так, не заставить. Ее жертва была добровольной… Он скажет, а она сделает, все сделает. Сейчас Кселлос казался другим, будто стал выше ростом. Его истинный облик, истинный облик мазоку. Он внушал страх и уважение, теперь это было очевидно. Даже когда он грозился убить ее, она чувствовала себя по-другому. Теперь – все иное.
- Я не стал бы насмехаться. Пусто насмехаются резоку, это было видно по ним, кроме Мильгассии. Твой поступок достоин уважения, скажу тебе по секрету, это признали даже Лорды.
- Вы мне спокойно об этом говорите… Кселлос-сама?
- Ты ведь меня не предашь, - заметил Кселлос. – Я многое могу тебе теперь сказать.
- Почему именно Вы? – вдруг спросила она. –Ведь были… Простите, Кселлос-сама.
Она вдруг испугалась своей наглости, но Кселлос, тем не менее, ответил. Он ждал, что его об этом спросят. Спросят старейшины. Но не ожидал, что спросит именно Она.
- Так было решено, все было оговорено заранее. Тебя должен был забрать я. Видишь ли, во-первых, я тебя знаю. Во-вторых, Лордам были нужны только старейшины, а ты старейшиной не являешься, их власть несколько иного рода, но не будем вдаваться в дела Лордов. В-третьих, у всех Лордов есть свои слуги: жрецы и генералы, как ты знаешь. Я – единственный в своем роде жрец-полководец, другие слуги мне не чета. Потому я был вызван. Мое слово – не только слово исчезнувших мазоку, но и мое личное. И только у меня нет собственных слуг, возможно, потом бы и появились. Я удовлетворил твое любопытство?
Филия съежилась. Ей показалось, что весь мир вдруг уменьшился, сузился до поляны, на которой они стояли. Она не хотела бояться, не хотела бояться именно Его, но боялась. Еще один вопрос… И будет… что-то страшное… Она спешно кивнула, и оба зашагали дальше.
Кселлос хмыкнул про себя. Он лишь слегка воздействовал на нее, а она уже перепугалась. Он с удовольствием впитал ее страх, которым было наполнено сердце Филии. Она вздрогнула. Почувствовала. Теперь она отчетливо могла чувствовать, как он забирает ее эмоции. Небольшой холодок в груди. Будто что-то холодное касается сердца…
Но она хотела спросить, она должна была знать. Он взглянул ей прямо в глаза.
- Ты – просто Филия, уже не резоку, но и не мазоку. Ты – слуга, а я – твой хозяин. Ты, как и я, единственная в своем роде. Но кем бы ты ни была, твое место навсегда среди нас. Только у мазоку ты найдешь поддержку, хоть это и смешное слово. Мы своих слуг не забываем. Твоя сила – теперь наша сила. Я дал тебе свою силу, как все дают своим слугам. Ты должна ею пользоваться. Это теперь твоя сила. Наша, поняла?
Она удивленно взглянула на него. Было еще кое-что. Она не задала этого вопроса вслух. Даже мысленно она боялась спросить. Наверное, он чувствовал все, что с ней происходит. Теперь она видела разницу между ними, только другую. Не только резоку и мазоку, ведь она больше не дракон. Не только слуги и хозяина. Это пропасть прожитых веков. Она никогда раньше ее не замечала, но чувствовала теперь. Он неизменно старшее ее более чем на тысячу лет, для него она должна быть девчонкой, глупой девчонкой.
- Ты всегда будешь для меня девочкой, - хмыкнул он. – Как всегда девочкой будет Амелия для Зелгадисса, как всегда будет девочкой Лина для Гаури.
«Неудачное сравнение», - подумала Филия.
«Неужели?» - мысленно сказал он ей.
Филия тут же опустила взгляд. Мысли и так были слишком дерзкие. Пусть она себя ненавидит, но ей придется теперь всегда быть слишком вежливой. Она сама во всем виновата, за язык ее никто не дергал.
Но, может, она на самом деле хотела разорвать этот круг ненависти?
Но что если она породила только новое презрение? Презрение к себе? И может, он прав, драконы ее не поймут, теперь она для них – никто, она для них – мазоку. Даже хуже… А что если Валь ее возненавидит?
Теперь она одна, совсем одна…
- Нет, - прервал ее мысли Кселлос.
Филия не сразу поняла, что он сказал это вслух, она никак не могла привыкнуть, что он может чувствовать все, что происходит с ней.
- Не одна, - провел рукой по ее золотистым волосам.
Поддавшись порыву, Филия прижалась к нему. Пусть он ее накажет, сейчас ей все равно. Даже если оттолкнет…
Но он не оттолкнул. Только тихонько хмыкнул и приобнял девушку.
Так они и стояли, обнявшись, не видя никого и ничего.
Монстр и дракон.
Хозяин и слуга.
Мужчина и девочка.
Как их теперь не назови… Это две жизни, связанные навеки. Связанные по собственному желанию. Это был их выбор. И они не жалели.
Две души, идущие рядом...

   

Slayers круче!!!!!

главная